Гуманизация дегуманизированных, Фрейре и колесо (Рэйчел)

Я сейчас перечитываю «Педагогику угнетенных» Фрейре. Читала в прошлом году, осилила не всю, сейчас вот перечитываю. И мне потом надо будет ее еще несколько раз перечитать, чтобы все вкурить, — это я пишу для тех, кто тоже не с первого раза врубается.

Ладно, речь не об этом.
Речь вот о чем.

Фрейре много рассуждает о гуманизации, то есть, в переводе на русский, очеловечивании.

Гуманизация — это для привилегированных пустой звук, потому что они и так уважаемые человеки.
А вот для угнетенных актуально.

Потому что их уже обесчеловечили 100500 раз за жизнь.
А за это время и количество повторений каждый уверует в то, что он здесь никто, «я — последняя буква в алфавите», «все уже придумано до нас», ну и прочее.

А человек — это, блин, звучит гордо!
Человек — единственное на свете существо, создавшее колесо, адронный коллайдер и смываемую втулку!

Что, конечно, обязывает.
Но не объясняет, как.

А вот как.
Надо гуманизироваться обратно.

И если почитать Фрейре, ставить этот процесс в зависимость от окружения и окружающих не имеет особого смысла.

Да, теоретически люди начинают объективировать себя под влиянием среды. И тогда продуктивным представляется бегать с транспарантом «Я не вещь!», пока весь мир не окстится и не начнет гуманизировать обратно всех ранее дегуманизированных.

Но на практике так не работает.

Гуманизировать-то некому.
Гуманистов на всех не хватит.
Гуманист, на которого насело слишком много желающих гуманизироваться за его счет, рано или поздно звереет, начинает окусываться и сваливает в закат, выслушивая вслед проклятия от всех, кого он не спас.

Фрейре вообще все эти подробности пропускает, ему не до этого.
Он решает педагогическую задачу — как сделать так, чтобы угнетенные перестали наконец обсуждать тленность бытия и начали быстро-быстро гуманизироваться, оглядываться вокруг и брать власть в свои руки.
И решает, судя по всему, весьма успешно.

И вот этот подход меня просто потрясает.
Вообще сам этот принцип, что гуманизация — это не привилегия, которую могут дать, а могут не дать откуда-то извне.

Получается, быть человеком — это не право, которое есть у белых цисгендерных мужчин среднего класса, а у остальных нет.

А прямо-таки обязанность.

И даже если ты не разрабатываешь смываемую втулку с помощью коллайдера, а колесо уже давно придумал Билл Гейтс, это не повод складывать лапки и играть в котика.

Потому что с помощью колеса, коллайдера и смываемой втулки многие проблемы человечества не решаются.
И даже более того, очень часто вообще никто не знает, как они решаются.
Да даже наплевать на проблемы человечества, куча проблем не решается буквально у каждого под носом.

И если хотя бы одну-две из них удастся распознать, сформулировать и нейтрализовать, даже не грандиозным каким-то способом, а просто на своем квадратном сантиметре, то уже можно не смотреть кому-то в рот, выдаст он или не выдаст право быть человеком.

Да, что-то дребезжит для меня в этой “гуманизации”, потому что если завтра я гуманизируюсь, то тогда кто же я-сегодняшний? Я-то могу себя как угодно называть, но… Что-то не так с этой терминологией, одним словом.

А сама мысль очень ценная.

Для меня она про то, что на свою жизнь можно влиять в гораздо большей степени.
И стать чуть менее угнетенным уже сейчас, а не тогда, когда все хорошее окончательно победит все плохое.

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *