Новая жизнь (Рэйчел). День 1000. (Про «больных» и «нормальных»)

Новая жизнь. День 1000. Call me Rachel.

Есть ситуации, в которых “девочки с диагнозом” оказываются эффективнее многих других девочек, мальчиков, дяденек и тетенек.

Потому что у “нормальности”, вернее, у сохранения иллюзии нормальности, есть своя цена.

Понимаете, у “нормальных” людей очень хорошо работают психзащиты.

У меня однажды был психотерапевт, который доехал до того, что увидел в одной своей знакомой девушку, тоже его знакомую, по моим рассказам оказавшуюся в большой беде. И что? И ничего. Он узнал, что у нее “на самом деле” все в порядке, и пришел спрашивать у меня, “как я могу объяснить этот факт”.

Это проверяемая история, да и с терапевтом мы довольно быстро выяснили, кого он с кем перепутал, но больше я к нему как к терапевту не обращалась.

Злилась на него, конечно, долго, но ведь он в конце концов всего лишь “нормальный человек”, у которого своя “нормальная” жизнь, семья-дети-работа, и более того, я очень привязана и к нему, и к его семье, и к детям, и к работе, и раз уж он так защищается от тех ситуаций, которые я хочу с ним обсудить, возможно, лучше оставить его в покое, чтобы нечаянно не разрушить и его самого, и весь его уклад.

Я не хочу тут обсуждать терапевтическую этику или весь этот психоаналитический булшит про то, кто кого должен или не должен усыновлять.

Просто где-то на свете должно существовать то теплое окно, за которым жизнь и возле которого можно просто постоять, когда очень уж холодно и мерзко.

В перерывах между спасением мира и организацией себе в меру законного ночлега.

А еще я иногда думаю о том, что в постапокалиптическом будущем таких теплых окошек станет еще меньше.

И что оставшиеся на Земле люди будут ходить в какой-нибудь специальный зоопарк, чтобы около них погреться.

Я думаю, у них там в этих зоопарках обязательно должен быть Фейсбучек, где они смогут обсуждать свою “нормальность”, цветочки-василечки и кто куда сходил погулять.

А пока это фантастическое будущее не наступило, “девочки с диагнозами” могут сколько угодно спасать мир, не привлекая внимания санитаров.

Потому что на самом деле санитары устали и легли спать. Психиатрам все эти “станки, станки, станки” тоже давно неинтересны.

И даже представители ассамблеи ООН в ответ на смелые заявления очередной “девочки с диагнозом” только вяло оживляются и хлопают в ладоши в перерывах между халявной едой и фотосессией в фойе.

Сегодня тысячный день моей новой жизни. До этого мне приходилось начинать новую жизнь слишком часто, потому что моя жизнь слишком часто рушилась. Уже будучи далеко за тридцать я узнала, что у меня биполярное расстройство второго типа, и начала его лечить. Когда я поняла, что лечение приносит результат, я сказала, что начинаю новую жизнь, чтобы никогда ее больше не начинать.

И вот я живу уже тысячный день. Проходя через депрессии и жизненные трудности, все еще являясь бездомным человеком, но все же живу гораздо более связно и целостно, чем раньше.

Да, я тоже “девочка с диагнозом”, потому что БАР и все эти травмы появились у меня не в тридцать и не в тринадцать лет.

Но если всех нас сравнить, “больных” и “здоровых”, будет ли именно диагноз определяющим фактором того, кто с каким качеством живет и кто на что способен повлиять в этом мире?

Я думаю, что нет.

#НоваяЖизньЛюдыОрел #CallMeRachel
#биполярноерасстройство #БАР #биполярка
#депатологизация
#ямыгрета

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *